Александр Королёв: «Главное – уметь разделять бизнес и хобби»

Истории переезда в Словению у всех разные, однако есть кое-что, что их объединяет: элемент случайности. Кто-то рассматривал сначала Чехию, кто-то вообще никогда не думал ранее о переезде, кто-то незапланированно кардинально меняет свою жизнь, но в итоге все дороги все равно ведут сюда, в компактную и полюбившуюся многим страну. Александр Королёв, предприниматель и герой нашей сегодняшней беседы, не стал исключением, переехав в Словению 3 года назад. 2ТМ обсудили с Александром любовь, бизнес и искусство.

Александр, вы раньше задумывались об эмиграции?

Photo: © Aleksandr Korolev

Да. В основном, конечно – из-за недостаточного уровня безопасности, не только физической, но и экологической, финансовой, криминальной. Я сам из Украины, из Киева. Когда я начал думать о переезде, то мы с семьей решили поездить по разным странам и в каждой пожить по месяцу или два. Таким образом мы пытались составить для себя представление о том, что такое европейская жизнь. В Словению я попал случайно и сразу понял, что я уже «на месте». До этого была и Словакия, и Чехия, и Италия. Не могу объяснить, почему остановился именно на Словении. Просто почувствовал. Это же как любовь: идешь по улице, женщин много, а влюбляешься в одну.

Когда вы переезжали, у вас были какие-то мысли о том, чем будете заниматься?

Да, разумеется. Я переехал по программе бизнес-иммиграции, открыв компанию. Фирма занималась торговлей: торговали с Украиной древесными пеллетами. Но бизнес шел не очень хорошо – со стороны Украины начались сложности с поставками. В итоге мы нервничали и ждали.

Что вы предприняли, когда возникли трудности?

Я занялся поиском других вариантов и нашел компанию Moro. Сейчас я являюсь официальным партнером компании и ее представителем на территории стран СНГ. Moro торгует инвестиционным золотом. Это – один из многих видов инвестиций, наряду с недвижимостью, автомобилями и т.д. Однако у золота, по сравнению с другими вариантами инвестирования, есть множество преимуществ: например, для осуществления инвестиции нет необходимости покупать дополнительную недвижимость или делать дополнительные существенные денежные вложения. Поэтому я бы даже назвал инвестиционное золото скорее финансовым инструментом, нежели «рядовой» инвестицией.

Для вас партнерство в Moro — основной вид деятельности в Словении?

Да, но у меня также есть хобби: масляная живопись. Я провожу тематические мастер-классы. Каждый из них длится около 4-5 часов. Все материалы мы выдаем в студии, включая краски, холст и т.д. Наша задача – сделать так, чтобы за это время человек смог нарисовать полноценную картину. Для меня это — небольшой дополнительный доход.

Как пришла идея создания мастер-классов?

Просто у меня было хобби, которое я решил монетизировать. Конечно, были сложности, в основном, правда, связанные с природной ленью (шучу). А в остальном все было так же, как и обычно. Большинство бизнесов (и этот – в том числе) основывается на классической схеме: приходит идея, потом смотришь на тех, кто уже это сделал, потому что какие-то инновации – это не для меня, и действуешь. Я посмотрел, приложил существующую модель к своей идее. Мне понравилось, и я запустил бизнес.

В Словении ваши мастер-классы по масляной живописи пользуются популярностью?

Photo: © Aleksandr Korolev

У меня нет еще словенской группы, поэтому ничего пока не могу сказать. Среди русскоязычного населения – да, популярно. Я развивался только через соцсети, в основном – через Фейсбук.

Создавая мастер-классы, вы не боялись, что вам надоест заниматься любимым делом после того, как оно превратится в работу?

Я и сейчас боюсь, как и все остальные. Ну, если это случится, я найду себе другое увлечение. Но вообще, очень важно уметь разделять: бизнес – это бизнес, а хобби – это хобби. У меня хобби – это живопись. Процесс живописи. А вот преподавание живописи — это уже не хобби, это уже бизнес, работа. Необходимо уметь отличать одно от другого.

А когда вы открывали свою первую компанию, вам кто-то помогал?

Да, это было агентство, в которое я решил обратиться, т.к. был языковой барьер и не было возможности присутствовать в Словении для решения определенных задач.

С какими проблемами приходится сталкиваться при открытии бизнеса в чужой стране?

При создании бизнеса в любой стране проблемы могут быть внутренние: те ограничения, которые человек сам себе выставил. Я считаю, что если человек очень хочет что-то сделать, он это сделает. Если же человек ищет отговорки и оправдания, почему «не» — значит, не очень хочет. В целом, я не думаю, что конкретная страна влияет на развитие и ведение своего дела.

Как думаете, в каких нишах бизнеса в Словении сейчас перспективно развиваться?

Опять же, я бы не разделял Словению, Европу и весь мир. В мире есть тенденции, есть определенные аналитические отчеты, исследования о том, какие направления оказались наиболее перспективными в мировой практике. Если изучить эти данные, то на сегодняшний день самая перспективная сфера – это IT-технологии, все, что связано с диджитализацией и Интернет-средой. Затем идут ниши, связанные с продуктами и едой; потом —  со здоровьем, далее – с детьми. А уже после этих 4-5 отраслей – все остальное. Вероятно, какой-то эксклюзив выживет, но здесь нужно быть очень внимательным и осторожным.

В том, что касается открытия своей компании, как вы оцениваете Словению?

Если создание бизнеса – это цель, то в других странах будет повеселее. Италия, Австрия, например. Многие наши переехавшие соотечественники говорят, что Словения – это страна для жизни, а для бизнеса есть разные другие страны.

А в целом, какие бы вы дали пожелания человеку, который собирается основать бизнес?

Прежде всего, нужен хороший бизнес-план. Это самое главное. Потому что зачастую многие делают наоборот: сначала откроют фирму, а потом начинают что-то высчитывать. Из этого ничего хорошего не получается. Поэтому качественный бизнес-план – залог хорошего старта.

Вы сказали, что «Словения – это страна для жизни». Назовите несколько факторов, которые позволили дать ей это определение?

Во-первых, это очень красивая страна. Я был в Новой Зеландии. Так вот после Словении туда можно не ехать. Во-вторых, это очень удачно расположенная географически страна. В-третьих, это страна, населенная близким нашей ментальности, славянским народом. Четвертый фактор, вытекающий из третьего — схожий язык. Пятым пунктом я бы отметил, что в Словении можно вести достаточно высокого качества и недорогой образ жизни одновременно. Наконец, здесь хорошая экологическая обстановка.

Вы сейчас уже владеете словенским языком?

Могу сказать, что почти да. Учил сам, поэтому мой уровень знаний определяется поговоркой: «Говорю свободно, но неправильно» (смеётся). Пока не было необходимости записываться на курсы, мне достаточно того, что я знаю. Не испытываю трудностей при общении со словенцами. Может, я и говорю что-то неправильно, но сами словенцы обычно не обращают на это внимания. Если понадобится, разумеется, я запишусь на курсы. Но так как пока мы тут все «люди с птичьими правами», то не вижу особого смысла вкладывать слишком много усилий в грамматику языка.

Вы переехали с семьей…

Да, по воссоединению. У меня трое детей, дочки 8 и 10 лет ходят в школу, а 19-летний сын — уже в университет. Жена занимается наукой — китайской метафизикой. Она в этом году закончила Ганноверский университет по этому направлению, и сейчас практикует, работает, дальше учится.

Как вы выбирали школу, в которую пойдут дети?

Когда мы переезжали, у нас было четкое понимание, в какой школе должны учиться наши дети – в Вальдорфской. Это, кстати, была одна из причин, по которой мы в итоге и остановили свой выбор на Любляне: здесь такая школа есть. Мы пришли к директору, сказали, что хотим у них учиться, директор сказал: «Окей, учитесь». И всё.

Почему именно Вальдорфская?

Просто лично я считаю (но никого ни в чем не пытаюсь убедить), что традиционная система образования устарела и перестала давать детям те навыки, которые им должна давать нормальная школа. В Европе множество выпускников Вальдорфских школ сделали потрясающую карьеру в самых разных областях жизни*. Кроме того, бывшие ученики с успехом поступают в ВУЗы. Для меня эти показатели важны. Мой сын перед поступлением тоже успел год проучиться по Вальдорфской системе.

Где сейчас учится сын?

На Экономическим факультете Люблянского Университета. Выбрал сам, учится на словенскоязычной программе.

Вы много путешествуете?

Смотря с чем сравнивать. Стараемся выезжать каждые выходные. Уже были практически везде (смеется).

Пожелайте что-то тем, кто собирается переехать?

Мне бы очень хотелось, чтобы люди отдавали себе отчет в том, что они будут тут делать и на какие средства жить. Это нужно очень четко понимать. Осознанность выбора – вот, что я бы пожелал переезжающим.

Спасибо!

 *Среди выпускников Вальдорфских школ – актриса Дженнифер Энистон, режиссер Матьё Сейлер, издатель Мигель Форбс, главный редактор Флориан Хармс и многие другие. Полный (и дополняемый) список можно посмотреть здесь.

В интервью использованы фотографии из личного архива Александра Королёва