Увеличат ли беженцы экономическую мощь Германии.

Ведущие немецкие экономисты спорят о том, как регулировать миграционные потоки и трудоустраивать неквалифицированных иностранцев.

Чем обернется для немецкой экономики массовый приток беженцев? Об этом спорят сейчас не только рядовые немцы, но и ведущие экономисты страны. Дискуссия вращается главным образом вокруг таких тем, как демографическая ситуация в Германии и перспективы ее рынка труда.

Без существенного притока мигрантов немецкая экономика недосчитается в ближайшие десять лет 4,5 млн работников. Это приведет к снижению средних темпов роста ВВП с сегодняшних 1,5 процента до 0,5 процента в год, а в 2030 году, по всей видимости, к стагнации, предупреждает главный экономист Deutsche Bank Давид Фолькертс-Ландау (David Folkerts-Landau).

Мультикультурное общество экономически более мобильное.

В статье под заголовком «Пусть приезжают!», опубликованной в еженедельнике Die Zeit, Фолькертс-Ландау подчеркивает: «Только благодаря массовой иммиграции Германии удастся в долгосрочной перспективе сохранить свой уровень жизни и место среди трех-четырех важнейших стран мира».

Поэтому расходы на интеграцию мигрантов, убежден главный экономист крупнейшего немецкого банка, являются «умной инвестицией в будущее». «Диверсифицированные в культурном плане общества, — пишет он, — более живые и социально гибкие, более инновационные, они проявляют большую готовность к изменениям и легче к ним приспосабливаются. В силу этого народные хозяйства в таких странах проявляют большую социальную и экономическую мобильность, что стимулирует производительность труда».

Германии, заключает Давид Фолькертс-Ландау, представился сейчас шанс «закрепить за собой славу глобального экономического локомотива и в долгосрочной перспективе вновь стать тем научным и культурным центром, каким она некогда была».

Проблема дефицита технических кадров обостряется.

Особенность этой статьи состоит в том, что ее автор говорит о «мигрантах» и «иммиграции» и не использует понятий «беженцы» и «политическое убежище». В результате он в известной мере ломится в открытую дверь. Ведь в сегодняшней Германии с ее стареющим населением практически нет серьезных экономистов, которые выступали бы против широкомасштабного привлечения в страну иностранной рабочей силы. Вопрос только в том, кого и как привлекать.

Профессор Аксель Плюннеке (Axel Plünnecke), ведущий эксперт по вопросам иммиграции, образования и инноваций в Институте немецкой экономики в Кельне (IW), недвусмысленно дает понять: «Прием беженцев является прежде всего гуманитарной задачей». Внести вклад в решение проблемы дефицита кадров выходцы из Сирии, Афганистана и Эритреи пока не могут — сначала им необходимо выучить немецкий язык и во многих случаях повысить уровень своей профессиональной подготовки, предупредил ученый на презентации в Берлине очередного доклада о состоянии рынка квалифицированной рабочей силы.

А ситуация на этом рынке обостряется: в настоящий момент немецким предприятиям требуются 164 тысячи работников, имеющих научно-технические специальности. Это самый высокий уровень за три года. «Дефицит кадров был бы сегодня существенно выше, если бы Германия не воспользовалась в последние годы плодами иммиграции», — подчеркивает профессор Плюннеке. По его данным, наибольшее число специалистов приехало из Польши, России, Индии и Испании.

Повышение налогов неизбежно?

С тем, что Германия сегодня нуждается в мигрантах, профессор Фрайбургского университета Бернд Раффельхюшен (Bernd Raffelhüschen) не спорит. «Но это единственная в мире страна для иммиграции, не имеющая правил», — сетует ученый. Он выступает за принятие закона об иммиграции, который, по его словам, по сути дела был бы законом об ограничении: в страну пускали бы лишь тех, «кто нужен».

Уже сейчас, пояснил эксперт в интервью агентству dpa, в Германии сотни тысяч безработных не имеют никакой специальности. «Теперь к ним прибавятся еще до 1,5 млн человек, из которых примерно 70 процентов — тоже без квалификации», — подчеркивает Бернд Раффельхюшен и предупреждает, что их содержание потребует «широкомасштабного повышения налогов».

Что делать с минимальным размером оплаты труда?

Тут требуется уточнение. По данным Федерального статистического ведомства ФРГ (Destatis), среди иностранцев, попросивших политическое убежище в Германии в первой половине 2015 года, 29 процентов — дети и подростки моложе 18 лет, а 51 процент — люди в возрасте от 18 до 34 лет. Так что шансы на то, что эта молодежь выучит немецкий язык и сумеет получить образование, достаточно высоки.

За закон, регулирующий и ограничивающий приток мигрантов, выступает и президент мюнхенского института экономических исследований ifo профессор Ханс-Вернер Зинн (Hans-Werner Sinn). Что же касается нынешних беженцев, то они, по мнению ученого, готовы трудиться и платить налоги, но поначалу в силу незнания немецкого языка и отсутствия квалификации смогут выполнять лишь простую работу. Поэтому в этом сегменте упадут зарплаты, отчего пострадают главным образом другие иностранцы, приехавшие в Германию раньше: «Новые мигранты ухудшают ситуацию для прежних мигрантов».

Правда, по всей Германии с 1 января 2015 года действует минимальная зарплата в размере 8,5 евро в час: этого добились входящие в правящую коалицию социал-демократы. Профессор Зинн, являясь давним противником закона о МРОТ, уверен, что приток беженцев сделал его корректировку просто неизбежной. Ученый считает, что есть три возможности решить проблему: «Не распространять действие закона на беженцев. Платить дотации предприятиям. Снизить минимальную зарплату по всей стране».

Глава института ifo ратует за третий вариант, но считает вполне приемлемым и второй. Главное, чтобы беженцы получили работу и тем самым начали интегрироваться в немецкое общество. Расходы в любом случае лягут на плечи налогоплательщиков. «Вопрос только в том, будем ли мы платить субсидии работающим или полностью содержать безработных», — пояснил Ханс-Вернер Зинн в интервью еженедельнику Die Zeit.

Источник: www.dw.com