Ксения Балашова: Своих студентов мы никогда не бросим

На прошлой неделе руководитель петербургского офиса Ксения Балашова рассказала о процессе поступления в словенские учебные заведения и преимуществах учёбы в Словении. Сегодня мы предлагаем вашему вниманию продолжение интервью.

– Что может остановить ваших клиентов на пути поступления в Словению, помимо финансовой составляющей вопроса?

– Такие ситуации, к сожалению, бывают. Они связаны с тем, что родители не всегда морально готовы отпустить своих детей за границу.

Был ещё один момент. Было обращение из Петербурга, и мы посоветовали оставить ребёнка учиться в России. Сейчас объясню, почему. Юноша хотел стать реставратором. Мы сказали, что увозить ребенка из города, где находится Эрмитаж, будет ошибочно. Все реставраторы проходят там практику. Многие студенты из Европы мечтают попасть в Эрмитаж, и те, кому это удается, очень гордятся этим. Там – прекрасная база.

Мы всегда говорим реальные вещи и проводим со студентами профессиональное ориентирование. Если вариант обучения в Словении фактически будет не так хорош, мы предупредим об этом.

Есть и другие специальности, с которыми можно провести подобные параллели. Это касается актёрского мастерства и общей медицины. На актёрское мастерство в Словении крайне сложно поступить по причине жёсткого конкурса. К тому же требуется словенский язык. На медицинских специальностях – аналогичная ситуация. Обычно на общую медицину предоставляется маленькая квота для иностранных граждан. Туда чаще зачисляются студенты из соседних балканских стран.

Поэтому о сложных направлениях и минусах некоторых программ мы сразу говорим. Это даёт возможность абитуриенту поразмыслить и выбрать самый подходящий вариант. Для нас важно, чтобы наши клиенты нашли профессию, которая бы им нравилась.

– Вы чуть раньше сказали, что родители порой боятся отпустить ребёнка учиться за рубеж. Что бы вы им посоветовали?

– Я заметила за собой, что по большей части действую всегда стандартно. Обычно все родители волнуются за своего ребенка, и  я говорю родителям, что они в этом чувстве не одиноки. Всем родителям, чьи дети уже учатся, было страшно и все боялись за своих детей. Но у нас есть живой пример тех, кто это сделал. Все они поступили, живы-здоровы, учатся, работают. Это – показатель того, что не нужно зря волноваться и переживать.

Есть и такие примеры, когда родители вслед за детьми уезжают в Словению и открывают там бизнес. Некоторые волнуются из-за расстояний. Но Словения достаточно близко к нам расположена, в отличие, например, от Великобритании или Канады. Некоторые родители приезжают на автомобилях к своим детям во время путешествий.

По поводу жизни в Словении – здесь мы тоже открыты. Нам всегда можно задать вопрос по поводу ребенка. Есть родители, которые до сих пор пишут мне или делятся новостями от детей-студентов.

Плюс ещё в том, что Словения – это одна из самых безопасных стран в Европе. Эту безопасность чувствуют. О ней отзываются все те, кто пожил в Словении хотя бы год.

– Инициатором обращения к вам чаще бывают родители или дети?

– Нельзя сказать, что подавляющее большинство – это родители. Да, их много, но нередко бывают и обращения со стороны детей.

В моей практике был интересный случай. Обратилась студентка. Родители хотели отправить её на обучение в Канаду, и они уже практически решились на это. Но она попала на презентацию к моей коллеге из Днепра. В итоге поменяла решение, пришла домой и предложила родителям рассмотреть вариант поступления в Словению. Девушка очень горела этой идеей и уже не рассматривала другие страны. Сейчас она учится на первом курсе.

Так что обращающихся к нам абитуриентов достаточно много. Они немного знакомы с информацией о стране и просят нас разъяснить её более подробно. А потом уже обращаются родители этого абитуриента.

– Бывает ли так, что студент уже поступил, а затем по прошествии какого-то времени он вновь обратился к вам за помощью?

– Мы это не озвучиваем и не позиционируем, что так делаем. Но практически всегда к нам обращаются студенты за какой-то помощью. Ситуации, с которыми обращаются, бывают разные. Был случай, когда один студент спустя год решил открыть своё дело. У некоторых возникают вопросы с документами. Речь идет о переводе, перезаключении договора с общежитием и т.д. Мы всегда даём обратную связь.

Образно говоря, если кто-то застрянет «посреди поля», мы приедем и поможем. Своих студентов мы никогда не бросим.

Отношения с некоторыми студентами поддерживаем и неформальные. Иногда они заходят в словенский офис просто пообщаться. Многие пишут нам в социальных сетях, делятся своими впечатлениями, рассказывают о себе. Многие ребята достаточно открыты. Мы тоже стараемся быть с ними открытыми. Для меня каждый студент – это «мой» студент. Мне всегда интересно, как он живёт, как учится.

– Вы упоминали, что были в Словении. Какое впечатление она на вас произвела?

– Ощущение такое, что Словения – всегда «своя». Нет чувства, что ты находишься на какой-то другой территории. Это очень уютная и домашняя страна. Может быть, из этого впечатления складывается чувство безопасности, о котором все говорят. Находясь там, нет чувства, что гуляешь по незнакомым местам.

Это касается и людей. Не страшно подойти к незнакомым. Многие понимают, даже если ты обращаешься по-русски.

Родители одного из студентов рассказывали, что их сын хотел поступить учиться в Германию. Во время их путешествия по Европе спонтанно решили заехать в Словению. Впечатление, которое произвела на них страна, стало определяющим.

Я ни разу не встретила там неприветливых людей. Уверена, они там есть, потому что такие есть везде. Но в целом словенцы расслаблены и располагают к себе. Это к вопросу, как они относятся к иностранцам.

Среди студентов у них сильная взаимовыручка. Наши студенты рассказывали, что всегда могут обратиться к ним с вопросом. Учащиеся отзовутся и помогут.

– Спасибо вам за интервью!