Механизм глобального соревнования за студентов

Позиция в рейтинге качества образования – страны и университеты усилено борются за свою репутацию на глобальном рынке услуг высшего образования.

В прошлом году в некоторых словенских медиа появилась новость о том, что Словения занимает самые высокие позиции в рейтинге выходных мест для получения образования. Несколько более скрупулёзный анализ источника и владение доступными данными о расходах на обучение по конкретным странам обнаруживают, что подобное исследование имеет под собой зыбкую основу. В первую очередь, вследствие значительной разницы в расходах на обучение, преимуществах для студентов, инфраструктуры университетов и других специфических черт конкретных стран, весьма непросто провести достоверные параллели, а уж тем более составить унифицированный рейтинг.

В прессе всё чаще появляются новости о тех или иных рейтингах высших учебных заведений в мировых топ-классификациях. Воспринимаемое, как сенсация, к сожалению, вредит рациональному подходу и ведёт в ложном направлении.

Чтобы избежать переоценки рейтинговых позиций, которые должны были бы направлять молодёжь при выборе места обучения, нужно посмотреть на обратную сторону глобальных тенденций системы высшего образования.

 

Обеспокоенность британской общественности

В первую очередь, необходимо отметить, что статья в иностранном журнале, из которой некоторые журналисты позаимствовали тезис о высоких рейтинговых позициях Словении, посвящена скорее не возвеличиванию Словении, а обеспокоенности в другом государстве. Она описывает преимущественно дискуссию в британском обществе. Британцев беспокоит вопрос будущего финансирования своих университетов.

В Англии (Шотландия решила идти совершенно иным путём) плата за обучение это – константа ещё с 90-х гг. ХХ в. Местное общество воспринимает концепт платного обучения, а правительство постепенно вышло из системы финансирования высшего образования. Как правило, ни один университет не примет решение о меньшем ценовом пороге, чем определённая законом верхняя ставка. В итоге английская система образования постепенно стала органически зависимой от частного финансирования, в первую очередь – взносов. С годами всплыла на поверхность негативная сторона внешне прогрессивной политики в системе высшего образования. Хотя плата за обучение, по сути, превратилась в государственный регулируемый займ с выгодной перспективой рассрочки. Однако, вследствие высоких расходов на проживание, молодёжь вынуждена брать дополнительные кредиты. Страх перед преувеличенными долгами толкает молодёжь к поиску альтернативы.

Но это ещё не всё. Высшее образование рассматривается как прибыльная отрасль экспорта на мировом рынке услуг. Развитие английского высшего образования в течение нескольких десятилетий направлено на привлечение иностранных студентов. Уже первое правительство Тони Блэра перешло к системной поддержке британских университетов при проникновении на мировые рынки образовательных услуг. Для этой цели университеты обрели большую автономию и были частично подчинены правилам рынка и конкурентной борьбе за финансирование.

Высшее образование стало одной из самых успешных экспортных отраслей экономики. Университеты оперативно открывали кампусы за границей, заключали договора франшизы, но, в первую очередь, привлекали иностранных студентов в Англию. Сегодня Великобритания входит в число ведущих стран-экспортеров в области высшего образования на мировом уровне. По данным ОЭСР, в 2010 году в университетах Великобритании обучалось свыше 15% студентов, полностью оплачивавших своё обучение (то есть поступивших из-за пределов ЕС), что уступает только Австралии (20%).

По данным специализированного британского журнала Times Higher Education, только в 2011/2012 учебном году иностранные студенты, покрывая стоимость обучения и расходы на проживание в Великобритании, создали примерно 10,2 миллиарда фунтов стерлингов общего дохода.

Так что не удивительно, что британские газеты обеспокоились намёками на то, что образование в местных университетах стало дорогим и что это может привести к снижению интереса иностранных студентов.

Годы политики внедрения рыночных механизмов в сферу высшего образования и высокие доходы от продаж маркетинговых услуг привели к фундаментальным изменениям в отношении к университетам. С падением конкурентоспособности Англии как места получения образования под угрозой оказались не только финансирование высшего образования, но и сфера образования как отрасль экономики, и множество прочих денежных потоков, генерируемых студентами-иностранцами.

 

Мировые тенденции системы высшего образования

Британские дебаты о «конкурентоспособности» университетов красноречиво говорят нам о более широкой панораме и тенденциях системы высшего образования в мире. Страны и университеты оперативно борются за свое утверждение на глобальном рынке услуг высшего образования. Некоторые университеты, такие как Оксфорд в Великобритании, Гарвард в Соединенных Штатах и ​​Технический университет (Мюнхен, Германия) используют свои традиции и прошлые достижения, в то время как другим университетам (в частности, словенским) приходится по-другому завоевывать себе позиции в глобальной структуре высшего образования.

Один из способов такого позиционирования является включение во всё более популярные рейтинговые шкалы. Феномен популярности рейтинга вузов, в первую очередь, связан с широким распространением современного высшего образования. А конкретнее – за счет увеличения доли очередного поколения молодых людей, поступающих в университет, также вырос общественный интерес к высшему образованию.

С другой стороны, рейтинговые шкалы работают на укрепление глобальной иерархии университетов и стран. Каждый рейтинг формирует определенный образ системы высшего образования, определяет мировоззрение, желаемые результаты, и, таким образом, показывает систему высшего образования заинтересованной общественности, в первую очередь, будущим студентам и их семьям.

В период глобальной конкуренции университетов их репутация стала для студентов ключевым «капиталом». Репутация, таким образом, продаётся как роскошь, которая должна позволить выпускникам достичь более высокого социального статуса и заработной платы, а также реализовать разнообразные личные устремления.

В целом можно утверждать, что рейтинговые шкалы отдают предпочтение университетам, которые уже входят в категорию престижных (британские и американские). Так создаётся глобальная иерархия университетов и, тем самым, новая форма неравенства и социальной дискриминации.

В потоке дипломов становится всё более важным, в какой стране и в каком университете кто-либо получал образование, но обучаться за рубежом может позволить себе далеко не каждый.

Недавние исследования особенностей политики в сфере образования европейских и других государств показывают, что общепринятые шкалы рейтинга также оказывают влияние на системную трансформацию высшего образования.

Вместо того, чтобы университеты и системы высшего образования сосредотачивались на реализации своих собственных стратегий и стандартов, они максимизируют усилия по выполнению критериев ведущих рейтингов. Часто их подталкивает к этому даже правительство родной страны (например, во Франции).

 

Ненадежный способ получения информации об университетах 

С практической точки зрения рейтинговые шкалы – это часто ненадёжный способ получения информации об университетах. Они, как правило, сосредоточены на небольшом диапазоне показателей и отдают предпочтение университетам с высокими научно-исследовательскими достижениями и лауреатами Нобелевской премии. Например, рейтинги, ставящие во главу угла научно-исследовательские достижения, немного скажут о качестве обучения на бакалаврате. Точно также университет с высокими достижениями в области химии может предлагать образование ниже среднего уровня в сфере медицины.

Как правило, из таких рейтингов мы слишком мало узнаём о студенческой жизни, возможностях для внеклассных мероприятий и т.д. Самые известные рейтинги пренебрегают множеством ролей и задач университетов в современном обществе, как-то: пространством социальной критики, социальной эмансипацией, ролью развития в местной среде, духовной стороной развития личности и т. п.

Различия в политике университетов начинают наблюдаться и в Словении. Университет Новой Горицы в некоторых научных областях уже превзошёл другие словенские университеты и по ряду исследований входит в мировую элиту.

Среди инициатив по классификации и ранжированию университетов есть, конечно, яркие и перспективные проекты. Таков, например, проект U-Multirank, финансируемый Европейской комиссией. Он стремится классифицировать университеты в широком диапазоне различных параметров, поэтому пользователь сам выбирает критерии, которые наиболее важны для него. Таким образом, можно получить множество различных классификаций, но не унифицированную рейтинговую шкалу университетов.

Важно отметить, что, несмотря на свой экспериментальный характер, проект уже подвергся критике со стороны некоторых государственных ведомств в Великобритании и престижной Ассоциацией исследовательских университетов (LERU).

Когда мы сталкиваемся с ранжированием в отношении системы высшего образования, приходится соблюдать известную осторожность и здоровую меру скептицизма. Особенно, когда речь идет о рейтингах, составленных частными лицами, организациями, средствами массовой информации. Следует принимать во внимание, что в игре – много денег и корпоративных интересов по привлечению студентов. Так что, надо критически относиться к рекламе. Необходимо тщательно проверять надёжность источников, когда дело доходит до информации о качестве университетов и подходящем месте для обучения. Прежде всего, нужно избавиться от иллюзий по поводу того, что диплом сам по себе воплощает идеализированный образ жизни и высокий социальный статус.

 

Автор – Клемен Миклавич 

Источник: delo.si